Интервью Министра Вероники Скворцовой "Российской газете" о новом порядке финансирования высокотехнологичной медицинской помощи


 

В этом году на новую систему финансирования перевели 459 видов высокотехнологичной помощи - наиболее распространенных. Остальные 1007 видов "погрузят" в ОМС с 2015 года. Как работает новая модель? Какие возникают проблемы? Как добиться, чтобы деньги из фондов ОМС за каждого такого пациента приходили в клиники вовремя и в полном объеме? На вопросы "РГ" ответила Министр здравоохранения России Вероника Скворцова.

Вероника Игоревна, что конкретно предлагает Минздрав, чтобы новая система заработала на полную мощность?

Вероника Скворцова: Мы полагаем, что механизм оплаты высокотехнологичных способов лечения должен предусматривать несколько принципиальных моментов.

Во-первых, 1007 наиболее сложных видов лечения должны финансироваться по единым для всей страны тарифам, соответствующим уровню сложности и качества медицинской помощи. То есть не каждый регион должен определять, сколько заплатить, например, за пересадку почки, а должна действовать единая общефедеральная методика, на основе которой федеральный центр, независимо от того, где он находится - в Москве, Новосибирске или Хабаровске, получит за прооперированного пациента одно и то же финансирование.

Во-вторых, средства на обеспечение оплаты этих видов высокотехнологичной помощи следует фиксировать отдельной целевой статьей в бюджете Федерального фонда ОМС.

Кроме того, мы предлагаем активнее подключать лучшие региональные медицинские центры к оказанию сложных видов высокотехнологичной помощи, конечно, при их готовности. Это можно сделать, выделяя субсидии из бюджета Федерального фонда ОМС регионам.

Какого эффекта вы ожидаете от этих мер?

Вероника Скворцова: Напомню, президент в своем Послании поставил задачу увеличить объемы высокотехнологичной медицинской помощи. Предлагаемые нами механизмы помогут это сделать: мы сохраним уникальную сеть федеральных учреждений с ее высоким кадровым потенциалом и уникальным, лучшим в стране оборудованием, федеральные медцентры будут работать по единым справедливым тарифам. При этом одновременно мы привлекаем регионы к развитию высокотехнологичной медицинской помощи, а значит, есть возможность повысить качество и доступность медицины высоких технологий для всех граждан.

Переход на оплату высокотехнологичного лечения за счет ОМС начался с этого года. 10 апреля на встрече с Президентом поднимался вопрос о финансировании федеральных медцентров. Возникли сложности? Почему проблема обсуждается на самом высоком уровне?

Вероника Скворцова: Федеральные учреждения - это флагманы нашего здравоохранения, выполняющие "головные" функции по каждому профилю медицины. Они оказывают, как правило, наиболее сложные виды медицинской помощи, туда направляют самых тяжелых пациентов из всех регионов нашей страны - диагностически сложных, трудно поддающихся лечению, требующих применения наиболее совершенных, а иногда и уникальных технологий. Но кроме того, здесь ведутся научные разработки, эти медцентры проводят экспертную, организационно-методическую, образовательную и инновационную работу.

До 2014 года эти медцентры финансировались преимущественно из федерального бюджета, в том числе и высокотехнологичная медпомощь. Принятый в 2011 году Закон "Об основах охраны здоровья граждан в РФ" закрепил поэтапный переход финансового обеспечения всей медицинской помощи на одноканальную систему из средств ОМС. По этому закону, с 2015 года все виды специализированной, в том числе высокотехнологичной, помощи должны оказываться за счет ОМС. Это позволит повысить доступность качественной медицинской помощи, сняв избыточные ограничения и квоты с оказания самых сложных и высокотехнологичных методов.

Нынешний год - переходный. Из 1466 высокотехнологичных методов лечения в ОМС перешли 459, чуть менее трети. Это наиболее растиражированные методы, которые уже сегодня широко применяются в региональных медцентрах и больницах. При этом федеральные медцентры оказывают такие виды помощи на равных правах с региональными. Именно такой подход и позволяет существенно повысить доступность высокотехнологичных методов и увеличить число пациентов, получающих такое лечение. Первые два месяца 2014 года еще раз подтвердили это: число пациентов, пролеченных с помощью высоких технологий, выросло по сравнению с тем же периодом прошлого года на 7,1 тысячи.

Оплата лечения, проведенного с использованием любого из 459 перешедших в ОМС высокотехнологичных методов, происходит за каждого конкретного больного. Платит территориальный фонд ОМС того региона, где проживает пациент, в соответствии с установленными в регионе тарифами.

То есть получается, что разные регионы за проведение одной и той же операции платят по-разному - кто-то больше, кто-то меньше?

Вероника Скворцова: Финансирование одной и той же операции происходит на основе единого тарифа, разработанного Федеральным фондом ОМС. Однако регионы различаются по уровню бюджетной обеспеченности, по плотности населения и другим демографическим показателям.

Именно поэтому минфин разработал коэффициенты региональной дифференциации, которые предназначены для выравнивания условий применения каждого федерального норматива. Так происходит и с единым тарифом ОМС на ту или иную медицинскую услугу. В каждом регионе этот расчетный тариф пересчитывается с учетом регионального коэффициента - так формируется региональный тариф. В результате, реальные тарифы за один и тот же вид помощи могут несколько различаться между регионами.

Безусловно, такое положение вещей осложняет администрирование финансовых потоков. Так, при направлении пациента в Федеральный медицинский центр нужно учитывать существующие различия в тарифах между всеми регионами. Для преодоления этой ситуации министерство здравоохранения и Федеральный фонд ОМС разработали механизмы, которые должны включиться с 2015 года.

А что происходит в 2014 году с остальными методами высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП), не включенными в ОМС?

Вероника Скворцова: Остальные 1007 методов ВМП - наиболее сложных и ресурсоемких, оказываемых преимущественно федеральными медцентрами - продолжают обеспечиваться в 2014 году из федерального бюджета, по традиционному порядку.

Может быть, когда вводился новый принцип финансирования, предполагалось, что ставшие общедоступными способы лечения, например, малоинвазивные операции на сердце и сосудах, станут выполнять в основном на уровне обычных больниц, а за федеральными центрами останутся "топовые" технологии?

Вероника Скворцова: В основном, это так. Проведенные в последние годы региональные программы модернизации позволили беспрецедентно повысить техническую базу медучреждений в регионах. Для подготовки медицинских специалистов, в том числе "узкого" профиля, в каждом регионе действуют специальные кадровые программы. Это позволяет большинству регионов становиться почти самодостаточными в оказании основных видов медицинской помощи.

При этом роль федеральных центров не только не снижается, но, наоборот, становится еще значимее. Там разрабатывают и внедряют новые, современные, эффективные методы диагностики и лечения, продвигая всю нашу медицину вперед. В них должны спасать людей даже в тех случаях, когда региональные учреждения оказываются бессильными. Любой федеральные центр - это, по сути, "головной" методологический центр, "транслирующий" передовые достижения в практику всей системы здравоохранения. Здесь идет постоянная работа над обновлением протоколов лечения, порядков оказания профильной медицинской помощи. Здесь учатся, повышают квалификацию врачи из региональных медорганизаций.

Вместе с тем нужно подчеркнуть, что, если регионам необходима помощь федеральных центров и в оказании "обычных" видов медицинской помощи, они готовы подключаться и к такой деятельности.

Оставшиеся 1007 наиболее сложных методов ВМП точно со следующего года включат в систему ОМС? Ничто этому не помешает?

Вероника Скворцова: Да, с 2015 года, по действующему законодательству, все виды ВМП должны оказываться за счет средств ОМС.

Однако, на наш взгляд, включение в страховую систему оставшихся 1007 методов требует внедрения дополнительных механизмов обеспечения финансовой стабильности. Иначе, могут возникнуть риски при оказании этих самых сложных и требующих высокой медицинской квалификации методов лечения. Именно о внедрении таких механизмов 10 апреля говорил президент, поручив министерству продумать возможные варианты решения проблемы и обеспечить их внедрение.

Если ваши предложения будут одобрены правительством, когда ориентировочно они заработают?

Вероника Скворцова: Они сформулированы министерством здравоохранения совместно с Федеральным фондом ОМС и направлены в правительство. Мы исходим из того, что предложенную модель нужно внедрить в текущем году так, чтобы с 2015 года мы начали работать по новым правилам.

 

Источник публикации: "Российская газета".

Категории: Вероника Скворцова.

Комментарии