Министр ответила на вопросы российских журналистов по итогам участия в Всемирной ассамблее здравоохранения


- Как Вы оцениваете итоги участия в сессии?

- Несомненно, как позитивные. Эта сессия Всемирной ассамблеи здравоохранения состоялась в непростой момент, который, во многом, определил ход дискуссии. Вспышка лихорадки Эбола, произошедшая в Западной Африке, показала неполную готовность международного сообщества к адекватному реагированию на такие угрозы и необходимость совершенствования имеющихся международных механизмов по ликвидации. Главным среди этих механизмов являются так называемые Международные медико-санитарные правила, то есть свод норм, регулирующий совместные действия по ликвидации международной угрозы в области общественного здоровья.

- Была ли российская медицина готова к Эболе?

- Российское здравоохранение в плане противодействия распространению лихорадки Эбола показало себя как эффективное и готовое к отражению, в том числе, и таких специфических угроз. Санитарные службы предотвратили попадание этой инфекции в нашу страну, а российские инфекционисты получили все необходимые методические рекомендации для того, чтобы в случае возникновения лихорадки обеспечить проведение противоэпидемических мероприятий и обеспечить эффективное лечение.

Мы не только не допустили попадания вируса в страну, но и активно помогали пострадавшим странам. Россией были предоставлены мобильные медицинские модули, лаборатории специализированных эпидемиологических бригад, лекарственные средства, продовольственная гуманитарная помощь, специализированный авиатранспорт, был развернут мобильный госпиталь, организованы тренинги для медиков,  а также предоставлены экстренные целевые финансовые взносы через каналы международных организаций системы ООН.

- Лихорадка Эбола, безусловно, была одним из главных пунктов повестки дня сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения. Что еще привлекло внимание?

- В фокусе внимания как глобального, так и национального здравоохранения продолжает оставаться тема борьбы с неинфекционными заболеваниями, как главной причиной смерти и инвалидности в мире. Здесь нам также есть, что сказать.  В 2014 году в Москве был открыт географически удаленный офиса ВОЗ по неинфекционным заболеваниям. Запущена программа подготовки кадров по этой проблеме для стран Восточной Европы и Центральной Азии. Востребован также российский опыт по снижению младенческой и материнской смертности. Напомню, что с 1990 года младенческая и материнская смертность в нашей стране снизились в 3 и 4,5 раза соответственно). Наш опыт в области перинатологии перенимают зарубежные коллеги: за три года в российских тренинговых центрах прошли обучение более 800 врачей из 18 стран мира.

- Будет ли РФ участвовать в Фонде  чрезвычайного реагирования и в контингенте глобального быстрого реагирования на вспышки заболеваний, создание которого предложено Генеральным директором ВОЗ М. Чен?

- Мы поддерживаем создание фонда реагирования на чрезвычайные ситуации. Взносы в данный фонд будут носить добровольный характер. Нужно заметить, что Россия уже внесла в международные организации для борьбы с чрезвычайными происшествиями весьма существенные средства. Свою помощь мы, безусловно, продолжим оказывать.

- Какие средства Россия уже направила на борьбу с Эболой?

- В рамках вклада в международные усилия по борьбе с лихорадкой Эбола Россией выделены финансовые средства на сумму свыше 27 млн. долл. США.  Из этих средств 8  млн. долл. США выделено ВОЗ, 1 млн. долл. США выделено многостороннему целевому фонду ООН по реагированию на болезнь, вызванную вирусом Эбола, 2 млн. долл. США - Детскому фонду ООН, 3 млн. долл. США - целевому фонду Всемирного банка. В дополнение к вышеперечисленной финансовой помощи более 5 млн. долл. США израсходовано в виде непосредственной гуманитарной помощи, около 4 млн. долл. США - на проведение научных исследований по созданию средств диагностики, профилактики и лечения болезни «Эбола». Также более 3 млн. долл. США выделено на укрепление национальных мер по предотвращению трансграничного распространения болезни.

- Состоялись ли в Женеве двусторонние встречи с зарубежными коллегами? Ведь сейчас часто говорят об изоляции России.

- Какой либо потери интереса к сотрудничеству с нами, а уж тем более изоляции, мы не ощутили. Напротив, на полях Ассамблеи мы провели целый ряд встреч с зарубежными коллегами. Это министры здравоохранения США, ряда стран Европы, Азии, Африки, конечно же, наши добрые друзья из ЕАЭС и СНГ.

Состоялась традиционная встреча министров здравоохранения в формате БРИКС.

- Что обсуждалось на этой встрече?

- Был обсужден очень широкий круг вопросов. Приоритетными в рамках БРИКС являются такие темы, как борьба с инфекционными и неинфекционными заболеваниями, совместная генерация знаний, развитие медицинской науки, внедрение новых медицинских технологий, обеспечение доступными и качественными лекарствами и многое другое.

- В этом году Россия председательствует в БРИКС. Что запланировано по линии здравоохранения?

- В рамках российского председательства запланирована целая серия мероприятий. 21 мая в Санкт-Петербурге состоялась экспертная встреча по борьбе с артериальной гипертензией. Кстати, эта встреча прошла в рамках международного конгресса памяти известного ученого Н.С. Короткова –изобретателя всемирно известного и широко используемого сегодня способа измерения артериального давления. В июне в Санкт-Петербурге соберутся эксперты по профилактике передачи ВИЧ от матери к ребенку. Здесь нам есть, чем поделиться с партнерами: вертикальную передачу ВИЧ мы практически остановили. Затем запланирована встреча старших должностных лиц в г. Иркутске, а в октябре состоится полноформатная министерская встреча в Москве, в ходе которой будет подготовлена и подписана итоговая декларация, отражающая согласованную позицию по самым актуальным вопросам здравоохранения.

 

Категории: воз; лихорадка; министр.

Комментарии