Интервью директора Департамента Татьяны Семеновой "Медицинской газете"


О вступительной кампании в вузы, целевой подготовке и системе аккредитации медицинских специалистов «Медицинской газете» рассказала директор Департамента медицинского образования и кадровой политики в здравоохранении Минздрава России Татьяна Семёнова.

– Татьяна Владимировна, приближается время, когда нынешним выпускникам надо будет сделать выбор, в какой вуз они хотят поступить. А ординаторам и аспирантам – не прекращать свое образование по выбранной специальности. Сократится ли в этом году количество бюджетных мест для приема студентов, ординаторов и аспирантов?

– Министерство образования и науки Российской Федерации провело открытый публичный конкурс. Именно в ходе него и определялись контрольные цифры приема в вузы. Органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации и профессиональные ассоциации предварительно внесли свои предложения по количеству необходимых специалистов. Минздрав России сделал это, исходя из прогноза кадровой потребности регионов.
В конкурсе участвовали все вузы страны, готовящие специалистов для здравоохранения. По сравнению с 2014 г. образовательные организации Минздрава России получили право увеличить набор абитуриентов на 1049 чел. В текущем году увеличилось и суммарное количество бюджетных мест в интернатуре и ординатуре, которое составило 22170: 5350 мест ординатуры и 16820 мест интернатуры. Отмечу, что таких тенденций Минздрав России придерживается последние три года, медиков все-таки готовится больше.
Главное – этот тренд сопряжен с реальной потребностью отрасли в кадрах. Его особенность заключается в том, что количество бюджетных мест интернатуры и ординатуры соответствует количеству выпускников вузов, получивших высшее образование за счет средств федерального бюджета.

Целевая подготовка кадров предполагает возвращение выпускников на работу в больницу или муниципалитет, которые направили их на учебу. Но нет ли опасности того, что городские и районные администрации посчитают, что можно оптимизировать предоставление молодым медикам жилья и подъемных выплат, поскольку они в любом случае трудоустроятся в конкретную больницу, поликлинику….

– Давайте начнем с того, что для здравоохранения целевая подготовка кадров не является такой уж новеллой. Она практикуется в медицинских вузах с 60-х годов. Но теперь она стала более важным элементом в подготовке кадров, после отказа от государственного распределения. Статья 56 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» посвящена целевой подготовке специалистов. Принято и Постановление Правительства Российской Федерации, утвердившее типовое договоры. В этих документах закрепляются следующие условия: заказчик подготовки в обязательном порядке сопровождает обучение студента, заключившего с ним договор, мерами социальной поддержки. Понятно, что регионы в нашей стране имеют разные финансовые возможности. Есть территории, которым под силу предоставлять молодым врачам жилье, выплачивать хорошие подъемные. Можно назвать и такие, которые считают своим долгом опекать будущих специалистов, когда они еще учатся в институте. В этом случае студентам производят доплаты от региона к стипендии. Бывает и такое, что заказчик предоставляет на время обучения студентам жилье. Практикоориентированные образовательные стандарты третьего поколения предусматривают уже после окончания первого курса участие будущих медиков в оказании медицинской помощи во время прохождения ими практической подготовки, в том числе в лечебном учреждении, а для студентов, принятых по программе целевого набора – по месту предстоящей работы.

– Много говорится о том, что система образования должна работать в тесной связке с практической медициной. Но хотят ли этого органы управления региональным здравоохранением? Не секрет, что в некоторых больницах кафедры медицинских вузов закрывают.

– Медицинское образование всегда отличалось тем, что студенты, учащиеся интернатуры и ординатуры имели возможность приобретать профессиональные умения уже в процессе обучения. Этому способствовала тесная связь практического здравоохранения с медицинскими вузами, оптимальная как для больниц, которые могли привлекать для консультирования больных высококлассных академических специалистов – докторов наук, доцентов, профессоров, так и для вузов, которые обучают своих студентов на так называемой «клинической базе»». К сожалению, в последнее время, когда все стали находиться в разных формах собственности и в разной ведомственной подчиненности, эта связь стала ослабевать. Действительно, медицинские организации стали отказывать вузовским работникам в допуске  к участию в лечении их пациентов, у вузов появились проблемы с практической подготовкой студентов. И руководителей понять не трудно: ведь полную юридическую ответственность перед пациентом несет лечащий врач, работающий в лечебно-профилактическом учреждении. Спросить с лица, которое не является сотрудником его за какие-то огрехи в оказании медицинской помощи, практически невозможно.
В настоящее время Минздравом России по поручению Президента Российской Федерации разработан законопроект, который позволит решить вопрос о допуске преподавателей медицинских образовательных организаций, работников научных учреждений к медицинской деятельности. Этот проект прошел общественное обсуждение, проведена его независимая экспертиза. Он также согласован Правительством РФ для внесения в Государственную Думу Российской Федерации.
Хочу подчеркнуть, что нет ни одного региона, который бы имел серьезные проблемы во взаимодействии лечебных и образовательных организаций в деле подготовки кадров. Но практическое здравоохранение – «живая» система. В ней происходит смена руководства, закрываются старые корпуса, начинают строиться новые. Иногда возникают проблемы с размещением клинических баз и кафедр. Но они всегда носят локальный, а не массовый характер и оперативно разрешаются.   

– Вице-мэр Москвы Леонид Печатников утверждает, что качество подготовки врачей «упало ниже плинтуса». Но в то же время в столичном здравоохранении созданы условия, когда врач должен работать по 8-10 часов. Спрашивается, откуда взять силы и время на самообразование, чтение специальной литературы, написание статей в профессиональные журналы?

– Мне трудно сказать, к кому относились столь хлесткие определения качества подготовки российских врачей. Как и в любой другой отрасли, среди наших выпускников есть очень талантливые и одаренные молодые люди, есть и будущие врачи, которые обладают средними способностями. Но это встречается и в любой другой профессии. Могу отметить иное: выпускников российской медицинской школы с удовольствием приглашают на работу не только частные медицинские центры России, но и клиники за рубежом. И речь идет не только о постсоветском пространстве, но и о государствах Старой Европы, как принято говорить. Серьезных нареканий или официальных рекламаций на качество медицинского образования в России в адрес медицинских вузов никогда не поступало.
Теперь перейдем ко второй части вашего вопроса. Действительно, во всем мире врачи работают очень много, труд напряженный, а специфика работы с пациентами сопряжена с высокими психоэмоциональными нагрузками. Кроме того, постоянное поступательное развитие техники и технологий, определяющих повышение требований к уровню квалификации врачей, в руках которых находятся жизнь и здоровье людей, требует внедрения новых форм повышения квалификации. Особый отраслевой порядок допуска к осуществлению медицинской деятельности также нуждается в изменениях. Чтобы получить его сегодня для работы по какой-либо специальности, практикующему доктору нужно пройти цикл повышения квалификации. Врачи прекрасно знают, что без сертификата специалиста они не могут быть допущены к работе и, как правило, проходят обучение в год окончания действия сертификата (один раз в пять лет). В этой схеме заложены определенные неудобства. На длительный период приходится оставлять работу с целью повышения квалификации. Московские врачи находятся в этом плане в более выигрышном положении: в столице расположены три медицинских вуза с факультетами последипломной подготовки, Российская академия последипломного образования, а также имеет значение отличная транспортная доступность.
Другое дело – «глубинка». Врач общей практики – один на десятки небольших населенных пунктов. Ему предстоит добираться до курсов повышения квалификации, чаще всего воспользовавшись поездом или самолетом. То есть специалисту надо «выключиться» из своей работы на целый месяц, а  то и больше. Кроме того, медицина и фармацевтическая промышленность развиваются невиданными ранее темпами. Диагностические и лечебные методы, клинические протоколы обновляются гораздо быстрее, чем за пятилетний временной срок. Очевидно, что совершенствовать свои знания, навыки, медикам лучше постоянно. Тем более что в лечебных учреждениях обновляется оборудование, внедряются новые методы диагностики и лечения заболеваний. Предположим, освоить какую-то методику можно за неделю или несколько дней. Но это обучение не суммируется и не учитывается при получении сертификата специалиста. Значит, на «сертификационном цикле» врачу предстоит вновь пройти полный курс обучения, порой менее актуальный, чем ранее полученные знания и навыки.
Возникает вопрос: почему повышение квалификации нельзя проводить дробно? Понимая, что действующая ранее модель нерациональна, с декабря 2013 г. в рамках пилотного проекта в соответствии с приказом Минздрава России № 837 от 11 ноября 2013 г. началась реализация модели непрерывного медицинского образования для врачей – терапевтов участковых, педиатров, врачей общей врачебной практики (семейных врачей) – с использованием системы зачетных кредитов. Это позволило отработать инновационные подходы в российском профессиональном образовании и гармонизировать его с международным опытом, сделать шаг к персонифицированности обучения. В проекте приняли участие 16 образовательных и научных организаций Минздрава России, 11 общественных профессиональных организаций, более 500 медицинских специалистов. В 2015 году реализация проекта продолжена во всех образовательных учреждениях, подведомственных Минздраву России, с расширением спектра специальностей участников, увеличением числа привлекаемых общественных и профессиональных организаций.
В результате повышение квалификации можно разбить на отдельные части – модули с их постоянной суммацией в пятилетнем интервале. Врач будет иметь возможность самостоятельно определить свою образовательную траекторию, выбрав разнообразные варианты обучения – от традиционных курсов повышения квалификации до различных инновационных образовательных форм с равномерным распределением нагрузки по годам с общей суммой не менее 250 часов (кредитов) за пять лет. Получить «зачетные» часы можно будет и став участником научно-практических конференций, симпозиумов, которые аккредитованы Координационным советом по непрерывному высшему медицинскому и фармацевтическому образованию Минздрава России. Засчитываться будет и время симуляционнных тренингов. Врач сможет пройти стажировку на «рабочем месте», принять участие в мастер-классах. Он вправе освоить какую-то часть дистанционно, используя интерактивные модули. Все эти формы будут суммироваться в качестве образовательных кредитов. Сейчас, например, разрабатывается целый блок модулей по новым клиническим протоколам. Познакомиться с ними можно будет в интерактивном режиме. А это значит, появится другая мотивация к обучению. Легко прогнозировать, что введение образовательных кредитов станет действенным стимулом для участия в съездах, конференциях, симпозиумах, форумах, в том числе и за рубежом.   
Что касается нагрузок на врачей, то они, безусловно, возрастают. Но это происходит в  значительной степени из-за того, что сохраняются дисбалансы в кадровом обеспечении отрасли. Исторически сложилось так, что в нашей стране существует серьезный перевес городского здравоохранения над сельским, а стационары лучше обеспечены специалистами, нежели поликлиники. Минздрав России разработал и предпринимает целый ряд мер, чтобы изменить эти «традиции». О некоторых таких мерах мы с вами уже говорили, например, о целевой подготовке в вузах. Между тем социологические опросы среди абитуриентов показывают, что изменить устоявшиеся представления крайне трудно. Большинство молодых людей, поступающих в медицинские вузы, по-прежнему мечтают стать дерматологами, пластическими хирургами, кардиохирургами, но никак не врачами первичного звена. Когда амбулаторное звено не будет испытывать серьезного недостатка в кадрах, то и участковым врачам станет проще выбрать время для повышения квалификации.

– На ваш взгляд, что нового может принести приближающая кампания поступления в медицинские вузы?

– К счастью, большое число умных, талантливых, хорошо подготовленных молодых людей выбирает для себя врачебную профессию. Средний балл ЕГЭ в медицинские вузы, подведомственные Минздраву России, часто выше среднего, если сравнивать с другими институтами и специальностями. Скорее всего, в этом году сохранится та же тенденция.
Ежегодно увеличивается квота целевого приема. В 2011 году она составила 36%, в 2012 – 37,2, в 2013 – 38,5, в 2014 – 50, а в ряде вузов – около 77. На 2015 г. квота целевого приема для большинства абитуриентов доходит до 80%.
Кроме того, Минздрав России заставил задуматься о выборе будущей профессии студентов, которые заканчивают учебу и стремятся продолжить свое образование в ординатуре или интернатуре за счет средств федерального бюджета. Теперь количество мест по конкретной специальности определяется потребностью в специалистах каждого региона. Этот механизм позволяет влиять на сформировавшуюся кадровую диспропорцию. Выпускники должны идти учиться на тех специалистов, которых не хватает практическому здравоохранению: анестезиологов-реаниматологов, рентгенологов, радиологов, педиатров, неонатологов и других.

– Как вы оцениваете федеральные стандарты третьего поколения? Когда они будут пересматриваться?

– Студенты уже на первых курсах благодаря этим стандартам занимаются отработкой практических навыков, а производственная практика проходит в медицинской организации. Начиная со второго курса обучения, они осваивают дисциплины введения в специальность, а занятия идут при непосредственном контакте с пациентом и работе с медицинским оборудованием, документами в кабинетах, структурных подразделениях лечебных учреждений. Работа непосредственно «у постели больного» позволяет студентам уже с 1 курса погрузиться в атмосферу будущей профессии, приобретая не только профессиональные компетенции, но и общекоммуникативные навыки в общении с пациентами и коллегами, изучая на практике основы принципы этики и деонтологии.
По мере приобретения теоретических знаний возрастает и доля практической подготовки студентов. От изучения основ десмургии, ухода за пациентом на 1 курсе, отработки навыков введения инъекций и оказания реанимационных мероприятий, на фантомах 1 уровня – до работы в виртуальной учебной клинике на стимуляторах, точно моделирующих реальные клинические ситуации. Сегодня во всех образовательных организациях, подведомственных Минздраву России, имеются симуляционные центры, различные по уровню оснащения.
Работа над образовательными стандартами 4-го поколения уже ведется, более того, наши вузы используют уже стандарты 3-а.

– В следующем году выпускники должны будут первыми пройти медицинскую аккредитацию. Кто будет проводить ее, и все ли уже готово, чтобы допуск к профессиональной деятельности проходил по новой схеме? 

– Аккредитация коснется всех медицинских и фармацевтических работников. Но вхождение в новую систему будет плавным, поэтому в 2016 году аккредитацию пройдут только выпускники фармацевтических и стоматологических факультетов (первый выпуск по ФГОС). Главное достоинство стандартов третьего поколения в том, что они  практикоориентированные, и выпускники после сдачи экзамена смогут работать по выбранной специальности. С 2017 г. допуск к работе через систему аккредитации будут получать выпускники лечебного и педиатрических факультетов, специалисты медико-профилактического дела. Процедура аккредитации будет строго регламентирована. Она разделена на два вида. Первая – первичная, которая будет проводиться после окончания медицинского вуза. Здесь жесткие требования будут предъявляться к оценочным средствам. Нужно сформировать индивидуальный тест для выпускника. Также аккредитация будет включать в себя использование симуляторов, на которых экзаменуемые должны будут продемонстрировать навыки оказания первой и специализированной медицинской помощи. Дальше нужно будет показать решение клинических задач на примере стандартизованного пациента. Решение об оценке примут три сопредседателя комиссии. Первый является представителем профессионального сообщества, второй – работодателя (государственной или частной клиники), третий – образовательного учреждения.  Сопредседатели аккредитационной комиссии пройдут специальную подготовку в Федеральном центре аккредитации, занимающимся методологическим обеспечением подготовки экспертов и созданием контрольно-измерительных материалов, поддержанием их актуальности.  Есть специальности, подготовка по которым проходит в 2-3 клинических центрах, научно-исследовательских или образовательных организациях. Для них создается следующая группа аккредитационных центров. Центры, которым будет вменено продление аккредитации, будут создаваться по окружному принципу. В них экзамен сдадут специалисты, уже ранее имевшие допуск к какой-либо специальности и желающие ее продлить.
Уточню, что в 2016 г. врачи, которым подойдет время сдавать экзамен на сертификат, сделают это по старой схеме, и с этого же момента будут включены с систему непрерывного медицинского образования, предусматривающую прохождение аккредитации через 5 лет.  Они должны будут формировать «образовательное портфолио», накапливая кредиты. Принципиальное отличие заключается в том, что в процессе этого периода надо будет формировать такое «резюме» с разборами сложных случаев, ошибок, осложнений, фиксацией новых освоенных методик, которое потом при прохождении аккредитации придется подтверждать не у главного врача, как это делается сегодня при защите аттестационной категории, а у профессиональной ассоциации. С соответствующими документами врач обращается в центр аккредитации, в зависимости от выбранной специальности сдает экзамен и получает допуск к профессиональной деятельности.
Я считаю, что подготовка к новому формату последипломного образования идет успешно. А это залог того, что нам удастся сформировать эффективную и развивающуюся систему.

Ссылка на материал

Категории: медицинские кадры и образование.

Загрузки

Комментарии